Врачебное веществословие, или описание целительных растений, в пищу и лекарства употребляемых

В истории фармакогнозии необходимо выделять два резко различных по длительности периода: первый до XIX века, второй — от XIX до настоящего времени. Такое деление будет вполне правомерным, если фармакогнозию рассматривать как часть комплексной науки о лекарствах.

Наука о лекарствах долгое время включала широкий круг знаний, который затем расчленился на ряд самфостоятельных фармацевтический и медицинских дисциплин. Эта дифференциация произошла в XIX веке, когда от фармацевтических дисциплин отделилась фармакология с токсикологией. А до этого рубежа все сведения, касающиеся истории науки о лекарствах ,распространились и на фармакогнозию. Более того, фармакогнозия больше, чем какая-либо другая часть науки о лекарстах, имеет право широко освещать историю лекарств, поскольку многие столетия растения являлись основными лекарственными средствами.

Первобытные народы, осваивая местную флору, находили для себя многие полезные растения и в том числе обладающие целебными или ядовитыми свойствами. Так появились лекарства. Для утоления боли, чувства голода, повышения выносливости население Восточной Азии применяло чай, Африки — кофе и орехи кола. Центральной Америки — какао, Южной Америки — листья матэ, индейцы Амазонки — гуарану. Во всех этих растениях впоследствии было найдено одно общее лекарственное вещество — алкалоид кофеин. Вот отсюда, от народной наблюдательности, проверенной годами, народной мудрости начинаются истоки фармакогнозии. В ее развитии, как это имело место и в других областях человеческих знаний, эмперические наблюдения намного опережали научные исследования.

Многочисленные лекарственные растения были известным древним народам Юго-Восточной Азии. Наиболее древней является китайская медицина. Имеются сведения о том, что еще 3000 лет до н.э. в Китае использовались 230 лекарственных и ядовитых растений ,65 лекарственных веществ животного происхождения и 48 лечебных минералов. Наиболее обширны травник был составлен Ли ши-чженом и издан в XVI веке. Этот травник и поныне считается в Китае непревзойденным. В нем описано 1892 объекта, в том числе лекарственных растений до 900 видов.

Индийская медицина также самобытна, как и китайская. Она имеет свою оригинальную философию медицинских теорий и ассортимент лекарств, базирующийся на своей флоре. Наиболее известная переработка книги «Аюр-веда» индийским врачом Суршуты (VI век до н.э.),описавшего свыше 700 лекарственных растений.

Тибетская медицина возникла на базе индийской, которая была занесена в Тибет вместе с буддизмом (V — VI века н.э.). Многие санкритские книги приведены на тибетский язык и ими пользуются до сих пор. Наиболее известная книга «Джуд-ши», составленная на основе «Аюр-веды».

В средневековом Востоке Фармакогнозия рассматривалась как первая ступень врачебного искусства. В «Сайдане» содержится 1116 параграфов, из которых около 800 посвящены описанию лекарственных растений, их отдельных частей и органов. Основное внимание в ней уделено определению описываемого средства , т.е. установлению того, что оно собой представляет, от какого растения или животного добывается, каковы признаки, указывающие на его чистоту и доброкачественность. Описание растений сопровождается рисунками с их изображением.

В Европе в средние века уровень медицинских знаний был невысок. Арабская медицина, начиная с XII века, через Испанию и Сицилию стала проникать и в Европу. Больницы и аптеки устраивали по арабскому образцу. Много завозили лекарственного сырья восточно-арабского ассортимента.

Подавляющее большинство первых исследований по извлечению из растений действующих веществ было проведено фармацевтами (Шееле, Воклен, Фуркрау, Сеген,Боме, Киндт). Приоритет открытия первого алкалоида из опия (морфина) принадлежит французскому фармацевту Сертюрнеру. Фармацевтами были открыты алкалоиды вератин, стрихнин, хинин, эметин, кофеин, кодеин и другие.

Зачатками отечественной фармакогностической литературы следует считать старинные рукописные книги — «травники» и «ветрограды», в которых описывались лекарственные растения и другие лекарственные средства. Известностью пользуется «Прохладный ветроград» 1672 г., основной раздел которого называется «О заморских и русских зелиях и о древесах и травах». Значительным толчком к развитию фармакогнозии и фармации вообще послужили мероприятия Петра I по развертыванию аптек на Руси и закладке аптекарских огородов.

Следует особо отметить выдающуюся роль Лепехина в создании первых русских фармакопей.

Деятельность Академии наук в области разведения лекарственных растений распространялась на медицинские ботанические сады через академиков, работающих в этих учреждениях. Эти сады долгое время находились в ведении Главной аптеки, а затем Медико-хирургической академии. Много сделали директора таких первых ботанических садов: акад. Тереховский, составивший каталог из 1406 растений, произраставших в саду в 1796г., акад. Соболевский — автор «Санкт-Петербургской флоры» и Петров — профессор ботаники и фармакологии Медико-хирургической академии.

Активная деятельность Академии наук по лекарственным растениям способствовала развитию этой области научных знаний и вне стен Академии. Целая плеяда виднейших ученых изучала лекарственные растения: А.Т. Болотов, Н.М. Максимович-Амбодик «Врачебное веществословие или описание целительных растений», И.А. Двигубский «Изображение растений, преимущественно российских, употребляемых в лекарствах и таких, которые наружным видом с ними сходны и часто за них принимаются, но лекарственной силы не имеют», «Московская флора».

В России, так же и в других европейских странах, фармакогнозия до XIX века была составной частью комплексной дисциплины «Materia medica». Так называлась и кафедра , основанная в 1798 г. в Петербургской Медико-хирургической академии. В последствии эта кафедра стала называться кафедрой фармации.

По химическому анализу лекарственного растительного сырья для второй половины XIX века известны работы профессора фармации Юрьевского университета Г. Драгендорфа. Его экспериментальные исследования относятся к химии березового гриба, клубней салепа, спорыньи, аконита и других растений северной полосы России. Многие исследований он посвятил изучению слабительных средств. Его интересовали филогенетические связи растений с их лекарственным составом. Основным наследием Г. Драгендорфа для отечественной фармации является его справочное руководство «Лекарственные растения разных народов и времен, их примечание, важнейшие химические вещества и история» (1890). Этот справочник по ныне является отправным источником при изучении растений всех стран и народов.

Из видных ученых-фармакогностов начала XX века, учеников Ю.К. Траппа, следует упомянуть о профессоре фармации Харьковского университета А.Д. Чиркове и профессорах фармации Варшавского университета Н.Ф. Ментине и Д,А. Давыдове, по учебникам фармакогнозии которых учились многие поколения фармацевтов.

В этот период в Западной Европе получило мировую известность трехтомное руководство по фармакогнозии выдающегося швейцарского фармакогноста Александра Чирха.

Великая Октябрьская революция поставила большие задачи и перед фармакогнозией. Прежде всего, фармакогнозии нужно было определить свое место в учебном плане открываемых в стране высших фармацевтических учебных заведений.

Становление и развитее фармакогнозии как учебной дисциплины шли одновременно по двум направлениям: определение объема и содержания дисциплины и совершенствование методических форм преподавания.

Советская фармакогнозия должна была способствовать формированию нового, каталога лекарственно-сырьевых объектов на основе широкого использования отечественных лекарственных растений. Из чужеземных растений в фармакопеях могли быть оставлены самые ценные, интродукция которых в условиях нашего государства была невозможна.

Формирование отечественного каталога лекарственных растений , протекавшее одновременно с восстановлением в стране промышленного сбора лекарственного сырья и созданием совхозов лекарственных растений, поставило перед фармакогнозией ряд важнейших вопросов , на которые при преподавании нужно было дать исчерпывающие ответы. Все это, естественно, привело к созданию большого теоретического раздела в курсе фармакогнозии, а в ее практической части, кроме морфолого-анатомического практикума, были введены лабораторные занятия по химическому анализу лекарственного растительного сырья и товароведческий практикум по его стандартизации.

Становление и развитие советской фармакогнозии — это коллективный труд всех фармакогностов страны. Очень много по совершенствованию преподавания фармакогнозии сделали А.Ф. Гаммерман, Д.М. Щербачев, А.Я. Томингас, М.М. Молодожников и другие.

Украинскую школу фармакогностов многие годы представлял проф. Харьковского фарминститута Ю.Г. Борисюк.

В Закавказье — проф. Тбилисского медицинского института Э.Я. Аболь и В.Е. Шотадзе.

В Сибири крупной фармокогностической школой является Томская, возглавляемая проф. Л.Н. Березнеговской.

В настоящее время фармакогнозия представлена 26 кафедрами, на которых работает более 100 ученых, разрабатывающих, помимо научных проблем, вопросы методики преподавания фармакогнозии, созвучные современному этапу ее развития.

Содержание

Это интересно:  Бодрость духа за 15 минут - Йога для начинающих - видео дня - похудение

Врачебное веществословие, или описание целительных растений, в пищу и лекарства употребляемых

КАПЛИ ДАТСКОГО КОРОЛЯ

Рискнем, пожалуй, ввести еще один принцип классификации.
Может быть, с ним не каждый лингвист согласится,
но зато рядовой говорящий… сразу все поймет.
Вот он, этот принцип: слова можно разделить на обычные и особенные.
П.А. Клубков

Это выражение, без сомнения, не обычное, а особенное. Многим оно помнится как строчка из песни Булата Окуджавы: Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

К сожалению, в современных толковых словарях русского языка его не найти, а между тем датские капли, если принимать во внимание их действительную и художественную историю, заслуживают хотя бы одной, им посвященной строчки.

Слова поэта В раннем детстве верил я, что от всех болезней капель датского короля не найти полезней — ценное хронологическое свидетельство. В двадцатые годы двадцатого столетия, годы детства Булата Окуджавы, лекарство под названием капли датского короля» еще изготавливали. В начале тридцатых годов это наименование из официальных фармацевтических руководств исчезло, и через двадцать пять лет в «Большой медицинской энциклопедии» о грудном, или лакричном, эликсире написали: «Этот препарат прежде назывался «каплями датского короля» (Elixir pectoralе regis Daniae)» 1 .

По предположениям, рецепт лекарства попал в Россию в конце девятнадцатого века из Германии. Однако это не так, и есть несколько документированных подтверждений, сообщающих иные, точные сведения о времени и месте появления этих чудных капель. Собственно, источник здесь один — изданная в 1772 году «Pharmacopoea Danica». Именно в ней, первой датской фармакопее, на латыни значилось:

Состав эликсира — экстракт лакрицы, укропная вода и раствор анисового масла в аммиаке — многие десятилетия в неизменном виде приводился в последующих изданиях датской фармакопеи, а также в многочисленных германских фармакопеях, в которых, как правило, присутствовали ссылки на разные издания «Pharmacopoea Danica». Увы, справка в рецептурном руководстве не предусматривала какой-либо дополнительной информации, и пока остается только предполагать, что некий Рингельман, в частности, упоминается не случайно и, возможно, именно он придумал рецепт эликсира или занимался его изготовлением.

О том, что в России лекарственный препарат был известен уже тогда, в конце восемнадцатого столетия, свидетельствует следующий факт. В 1787 году Государственная медицинская коллегия издала аптекарский устав и аптекарскую таксу под названием «Оценка лекарствам, при том: Устав аптекарский, Устав повивальным бабкам. Устав о должной плате медицинским чинам». Среди 1684 наименований упомянут и «Elixir Pectoralе Regis Daniae. эликсиръ грудный короля Датскаго». Эту же запись, с вариацией «еликсиръ», можно увидеть в аптекарской таксе, переизданной в 1800 году. Судя по всему, аптекарская такса представляла самый полный перечень использовавшихся в то время лекарственных средств. В отличие от нее, вышедшая в 1778 году первая гражданская фармакопея России включала лишь небольшую долю (около 10%) импортных препаратов из 400 названных, ибо должна была отразить прежде всего целительные растения, «кои производит земля обширная и великая Российская империя, с показанием мест и имян российских…» 3 ; в ней грудной эликсир датского происхождения не указан.

Между тем о свойствах препаратов, содержащих нашатырно-анисовый спирт, знали хорошо. Надворный советник, медицины доктор и повивального искусства профессор Нестор Максимович Амбодик-Максимович писал в своем сочинении «Врачебное веществословие или описание целительных растений в пищу и лекарства употребляемых, с изъяснением пользы и употребления оных…» (1785): «Нашатырно-анисная водка часто от врачей предписывается, как надежное разбивающее и укрепляющее лекарство». «Грудные капли поелику имеют разбивательную и слегка поощрительную силу; для того оне раздробляют и разводят вязкую мокроту в легких и пособляют извержению вон оной вредной мокроты», — вторил философии и медицины доктор Франц Антон Шлерет, описывая эликсир с похожим составом («Аптека или Наука составлять разныя, как внутрь, так и снаружи употребляемыя, лекарства…», 1793).

В 1866 году вышло в свет первое издание «Российской фармакопеи», составленной профессором и академиком Ю.К. Траппом. В этом обязательном руководстве для всех аптек в России рецепт лакричного эликсира и его «королевское» название Elixir pectorale regis Daniae были представлены. Здесь же пояснялось: «Сохраняется в закупоренной стклянке».

Интересно, что в дальнейшем список наименований эликсира был дополнен: в четвертом издании 1891 года появились «Датскiе капли», а в пятом и шестом (последнем дореволюционном) изданиях «Российской фармакопеи» их заменили «Капли датскаго короля».

О распространенности названия в конце XIX — начале XX века говорит многое: его упоминают авторы разных лечебников и фармацевтических справочников, его можно найти в энциклопедических и лингвистических словарях. Например, ценно свидетельство «Словаря русского языка, составленного вторым отделением Императорской Академии наук» под редакцией Я.К. Грота (вып.2; 1892). В статье «Датскiй» читаем: «…Капли датского короля (Фармак.), лакричныя капли, употребляемыя отъ кашля».

Описание эликсира и его названия приводит «Реальная энциклопедия медицинских наук: медико-хирургический словарь» (автор — профессор Albert Eulenburg; издана в Санкт-Петербурге в 1896 году): «…elixir pectorale regis Daniae. лакричный эликсиръ, датскiе капли, капли Датского короля (extr. Glycyrrh. pulv. 2, Aq. Foeniculi 6, Liqu. Ammon. anis. 2) — непрозрачная жидкость бураго цвета. Внутрь какъ exspectorans чайными ложками, также какъ прибавка къ микстурамъ» (т. 18, с. 632).

В «Русской энциклопедии» (под редакцией пр.-доц. С.А.Адрианова, проф. Э.Д. Гримма, засл. проф. А.В. Клоссовского и проф. Г.В. Хлопина), опубликованной в 1911 году, сообщается: «Грудной эликсир (капли Датского короля), состоит из нашатырно-анисовых капель, лакричного экстракта и укропной воды».

В 30-е годы «капли датского короля» еще упоминаются в энциклопедиях и словарях. Так, «Большая советская энциклопедия» объясняет: «Датского короля капли, или лакричный эликсир, распространенное домашнее средство против сухого кашля, состоит из экстракта солодкового (лакричного) корня, нашатырного спирта, анисового масла, воды и спирта; применим и в детской практике» 4 . В «Толковом словаре русского языка» под ред. проф. Д.Н. Ушакова выражение «капли датского короля» сопровождает помета «апт[екарское]» и пояснение «средство от расстройства желудка». «Словарь русского языка» под ред. В.И. Чернышева и Л.В. Щербы сообщает, в традиции толкования словаря Я.К. Грота: «Фарм. Капли датского короля — лакричные капли, употребляющиеся как средство против кашля» 5 .

…Недавно в одной из газет встретилось: «»Капли датского короля» — знакомое всем с детства лекарство». Есть в этих словах небольшое преувеличение. Современным родителям и их детям в аптеке порекомендуют какой-нибудь бронхипрет, а это лекарство от кашля и от всех болезней, увы, не купишь.

Краткий очерк истории фитотерапии от глубокой древности до наших дней

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой…
А.С.Пушкин

Глава 1. Легендарная

Как гласит Библия:

11. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.
12. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что [это] хорошо.
13. И был вечер, и было утро: день третий.
14.И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;
15. и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.
16. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
17. и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, 18. и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что [это] хорошо.
19. И был вечер, и было утро: день четвёртый.
20И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.
21. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что [это] хорошо.
22. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
23. И был вечер, и было утро: день пятый.
24.И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
25. И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что [это] хорошо. И стали растения и животные жить в мире, помогая друг другу. Как случится со зверем какая беда, находит он травку целебную или воду живую. И исцеляют они от хворей его. Так появилась на свет фитотерапия, сначала как интуитивное знание и намного позже уже как наука о лечении травами. Человека еще не было, а траволечение уже было. Вот и получается, что травник, а потом и фитотерапевт – самые древние профессии на земле. Ну, а человек, — что человек. Физически он такой же представитель животного царства, как и все остальные. Интуитивно чувствуя пользу от того или иного растения, наблюдая за животными, как лечатся они в трудные минуты от травм ожогов, отравлений собирал он лечебные травки, запоминал и использовал на пользу себе и людям.

Это интересно:  5 волшебных точек на теле, массирование которых способствует похудению

Внимательный читатель Библии не мог не заметить историческую правдивость и мудрость ее. Почему вначале твердь покрылась зелеными растениями (один Божеский день – это миллионы или миллиарды лет), а уже потом появилась вода. Ведь вода – это Н20. Водорода было много, а кислорода не было совсем. Как же создать кислород, его надо много, очень много. Вот Бог думал, думал и придумал: хлорофилл. Он хорошо поглащает энергию солнца и превоащает ее в жизненную энергию и кислород. Ну, а кислород, соединяясь с водородом, образует воду. В общем «Конечно Бог большой художник, вначале создал подорожник, а уж потом, в часы досуга, Адама и его подругу» Тереза Дюпон-Людмила Денисова). Эта истина сотворения породила и другую, основополагающую. Первой функцией живого было питание, а уже потом Бог увидел, что кислород, это хорошо и создал дыхание, химическую энергию для ресинтеза АТФ, потенциальную жизненную энергию ! Эта закономерность первичности питания объясняет, почему двенадцатиперстная кишка является центральным органом регуляции всего организма и ее болезнь – БОРО является возбудителем многих других, последующих заболеваний.

Ну, а дальше начинается легенда.

Четыре или пять тысяч лет назад до нашей эры, непроходимые леса покрывали древнюю Скифию, которая простиралась от Атлантического океана до полярных морей… Ясновидящие женщины пророчествовали под сенью деревьев… Но эти женщины, действовавшие вначале под благовидным вдохновением, сделались впоследствии честолюбивыми и жестокими… превратились в злых волшебниц. Они основали человеческие жертвоприношения, и кровь потекла безостановочно… под зловещее пение жрецов, под исступленные восклицания диких скифов…

«среди этих жрцов находился молодой человек во цвете лет по имени Рама, который тоже готовился к священослужению, но его глубокая душа и ясный ум возмущались при виде кровавого культа…»

Рама был добрым и умным юношей. Он с детства научился распознавать целебные и ядовитые свойства растений, мог предсказывать и видеть отдаленные события и явления. Он странствовал по всей Скифии и впитывал в свой ум знания мира. В то время в Скифию, то ли с Юга, то ли с Востока проникла страшная болезнь – чума. Она уносила из жизни тысячи людей Скифии. Скифия гибла. Рама искал спасения для своего народа, но поиски не давали результата. Однажды он заснул под деревом дуба. Во сне он увидел приближающегося к нему человека, одетого в белые одежды. Он держал в руке жезл, обвитый змеей (знак Гермеса). Он звал Раму к себе и показал ветку омелы, произнеся при этом: «Вот это средство, которое ты искал от чумы.» Рама приготовил из омелы напиток и дал его выпить больному чумой. Больной выздоровел. Так он стал лечить всех больных чумой. Больной выздоровел. И вскоре погасил страшную эпидемию.

Раму скифский народ признал вождем и учителем. Он собрал молодых мужчини повел их на Восток, через Кавказ, Иран и Индию. Слава шла впереди его войска, как о спасителе от истребителей народов – чумы, холеры и других эпидемий с помощью великих целителей – растений. Посланец бога – Рама шел на Восток во главе вооруженного, здорового войска, но его встречали без страха, как спасителя, создателя рая не земле, без убийств, без болезней. На его пути всюду возникали новые культуры, новые религии, искусства, науки. Рама оставил после себя посвященных в культутру исцеления и профилактики растениями, воздействия на душу и дух, создавая внутреннюю радость жизни, веру в бессмертие. Итак, первый великий посвященный стал великим, благодаря великим целителям – Травам (подразумеваем при этом все растения).

В Индии Рама посвятил Кришну, а Кришна стал вторым великим посвященным благодаря знаниям добра и исцеления. Из Индии эти знания были переданы в Египет, великому посвященному Гермесу. Гермес уже знал более трехсот целебных трав, в том числе все острые и хронические болезни, в том числе особо опасные и инфекционные.

Свои взгляды на закономерности земных и космических превращений Гермес изложил в своем основном манускрипте «Изумрудные скрижали» (“Tabula smaragdina”). Именно они служили руководством к действию средневековым алхимикам, философам, медикам. Именно на принципы “Tabula smaragdina” опирался великий Парацельс в своих исследованиях.

Ниже приводится полный текст трактата с дословным переводом:

Tabula Smaragdina Изумрудная скрижаль

Verum est sine mendacio, certum et verissimmum:

История развития фармакологии в России

В Древней Руси главными исцелителями были волхвы, монахи, странники, знахари. Но их знания не были научными и доказанными, т.к. они что видели, то и применяли на практике. В основном это были растения, отвары из растений, какие-то лечебные травы. Со временем накопление знаний росло и монахи начали собирать и систематизировать имевшиеся сведения о лечебных травах. Постепенно появляются рукописные труды по лекарствоведению, например травник «Изборник Святослава»(1073г.)

«В России того времени рукописные книги, в которых описывались лекарственные средства, главным образом растения, назывались «травниками» или зелейниками, а также «вертоградами» (от слова вертоград — цветник, сад). Из числа таких книг наибольшую известность получил «прохлодный вертоград»(1672), на титульном листе которого написано: «Книга, глаголенная прохладный вертоград, избранна от многих мудрецов о различных враческих вещах ко здравию человеческому пристоящих». Другой книгой подобного родя является «сочиненный реестр из дохтурских наук, написанных Холмогорским архиепископом Афанасием». 4

Еще есть один травник под названием «Благопрохладный вертоград»(1534). В этих и подобных сочинениях содержатся описания русских и заморских лекарств того времени.

В 1581г. по указу царя Ивана IV была открыта первая аптека, которая обслуживала только царя и его придворных. Аптека была основана в Москве. Через некоторое время аптеки открываются во многих городах России. В 1581г. был учрежден Аптекарский приказ.

«Забота о здоровье царя являлась для людей XVI-XVII вв. важным государственным делом. Обязанности подданных в этом отношении были сформулированы в текстах присл («крестоприводных записей»), в которых прежде всего проступает страх перед возможностью отравления государя. Так, в начале XVII в. приносившие присягу князю клялись: «…В еде и в питье, ни в платье, ни в ином ни в чем лиха никакого не учинить и не испортить, ни зелья лихово и коренья не давать». Поэтому понятна особая роль, которую играл Аптекарский приказ, поставлявший лекарства для царя. Это делало возможным покушение на его жизнь. На должность судей этого приказа назначались особо доверенные лица, близкие царю и связанные с ним родственными узами. При царе Михаиле Федоровиче ее занимал боярин И.Б.Черкасский, при Алексее Михайловиче — Ф.И.Шереметьев, а позднее — И.М.Милославский. В последние годы жизни царя Алексея во главе приказа был поставлен крупный политический деятель и друг царя Артамон Сергеевич Матвеев.

Это интересно:  Алена, 26 лет, избавилась от 6 кг

Должность судьи Аптекарского приказа была не только почетной, но и ответственной. В его обязанности входило личное испытание прописываемых царю лекарств. Прежде чем их принимал государь, судья должен был попробовать эти лекарства на себе. В случае болезни и особенно смерти царя нередко возникали подозрения в отравлении, чем широко пользовались в борьбе за власть политические противники стоявшего во главе приказа лица. Так, после смерти Алексея Михайловича был обвинен в его отравлении и отправлен в ссылку уже упоминавшийся судья Аптекарского приказа Матвеев.» 5

Большое значение имели для развития отечественного лекарствоведения реформы Петра I. При нем в России открылось много аптек, стала зарождаться фармацевтическая промышленность, основная база которой были аптекарские огороды, организованные в Петербурге на Аптекарском острове, в Лубнах около Полтавы. При Петре I вместо Аптекарского приказа была образована Аптекарская канцелярия, а потом стала называться Медицинской коллегией, а затем Медицинской канцелярией. При госпиталях стали открываться медицинские школы, где преподавались медицинские предметы, а также аптекарское дело.

Достижения химии и физиологии в XIXв. явились основой для развития современной фармаколоии.» 6

В конце XVIII — начале XIX века начинает развиваться научная фармакология. Большая заслуга в развитие отечественной фармакологии принадлежит отечественным профессорам.

Открытия в области фармакологии и их внедрение в медицинскую практику отечественными учеными.

Вклад в отечественную фармакогнозию

Отсутствие квалифицированной медицинской помощи и необходимых лекарств создало благоприятную почву для развития шарлатанства и знахарства, способствовало появлению большого количества самых различных средств, не обладавших никакими целебными свойствами. Вот как пишет об этом С. М. Громбах в монографии «Русская медицинская литература XVIII века»: «Число растений, которым приписывались целебные свойства, было очень велико. И этот фармацевтический арсенал неустанно пополнялся все новыми и новыми средствами, среди которых наряду с истинными медикаментами очень часто процветали и всевозможные непроверенные, а порой и попросту шарлатанские средства: элексиры, капли, порошки и т. д.»

Передовые русские врачи XVIII века, руководствуясь патриотическим стремлением улучшить экономическое положение государства, решили отказаться or иностранного снабжения дорогостоящими лекарствами. Стремясь сделать доступным населению использование многочисленных лекарственных растений, они: начинают активно изучать травы. С этой целью постране предпринимают путешествия видные ученые (И. И. Лепехин, П.С. Паллас и др.). Для России этого периода характерно появление значительного-числа научных работ, в которых утверждается необходимость развития отечественного лекарственного растениеводства, настойчиво пропагандируются отечественные лекарственные травы, ничем не уступающие». а иногда и превосходящие по своим лечебным свойствам иностранные.

Н.М. Максимович-Амбодик был одним из активных сторонников развития отечественного лекарственного растениеводства и противником ввоза дорогостоящих иностранных лекарственных средств. «Я смело могу сказать, что если бы все врачи и лекари тщательнее и прилежнее повторными опытами испытывали: силу и действие растений, в своем отечестве прозябающих, то едва ли они имели нужду в выписывании новых, из чужих стран вывозимых, дорогих, но иногда вовсе бездейственных, лекарственных веществ».

Н.М. Максимович-Амбодик прекрасно понимал,, что для научного изучения отечественных лекарственных растений нельзя довольствоваться одним только «внешним познанием растений», необходимо знать их строение, условия произрастания, особенности сбора к хранения лекарственного сырья, а также уметь проверять и испытывать целебные свойства различных растений. В связи с этим он считал необходимым изучение ботаники врачами, аптекарями и лицами, занимающимися сбором лекарственных растений.

Работа Н.М. Максимовича-Амбодика «Первоначальные основания ботаники» (1796) — первое русское руководство по ботанике, в котором дается детальное описание общего строения растений и их частей (корня, стебля, листьев, цветов и т. д.), рассказывается об отдельных группах растений (например, папоротниках, грибах). В этом руководстве не встречаются научно не исследованных лекарственных растений. Н.М. Максимович-Амбодик описывает строго установленные виды растений на основе систематики животного и растительного мира Карла Линнея. Большое внимание уделяется порядку исследования растения; прекрасно сделанные рисунки дополняют содержание книги.

Каждое лекарственное растение описывается им очень подробно: внешний вид, географическое распространение, местонахождение, время сбора, способы сушки, условия хранения, а также использование данного растения человеком. Например, он сообщает, что из ели строят мореходные суда, делают бочки, разную посуду, покрывают крыши домов. «Что касается врачебной пользы. в аптеках употребляются молоденькие ветви или верхушки. с земными иглами и младыми еловыми шишками», из которых получают еловую смолу, использующуюся для приготовления мазей, пластырей. При описании лечебных свойств лекарственных растений он обращал также внимание и на противопоказания к их применению. Так, рекомендуя применять алоэ внутрь как слабительное средство, а также местно при гнойных ранах или язвах, он подчеркивал особо, что алоэ нельзя применять беременным, чахоточным (т. е. больным туберкулезом) и подверженным «какому ни есть кровотечению».

Н.М. Максимович-Амбодик подметил очень важную особенность, имеющую большое практическое значение: целебная сила одного и того же растения может быть различной в зависимости от возраста растения, периода его развития, времени сбора и условий хранения. В связи с этим все эти моменты разбираются им детально для каждой части растения (корни, листья, цветы). «Корни. коих вся сила через высушку пропадает, лучше употреблять свежие; хранить такие зимой в горшках, наполненных сухим песком». Душистые травы, высушенные на открытом воздухе, «теряют большую часть своей силы, потому что от солнечных лучей все то, что есть. душистое, летучее, уносится в воздух и вовсе исчезает». Н.М. Максимович-Амбодик предлагает растения сушить в печи, но не слишком горячей. Он отмечает и то, что целебная сила их при длительном хранении исчезает; следовательно, заготовленные и неиспользованные лекарственные растения надо периодически заменять свежими. Все эти рекомендации сохранили свое значение до настоящего времени.

Очень интересна классификация лекарственных средств, в основу которой Н.М. Максимович-Амбодик положил их действие на организм. Некоторые разделы данной классификации и названия в ней веществ существуют и в настоящее время: слабительные, рвотные, вяжущие, мочегонные («мочегонительные»), снотворные («усыпительные»).

Подчеркивая положение о том, что каждое лекарство обладает строго определенным действием, он также обращал внимание и на то, что одно и то же лекарство не всегда и не во всяком «болящем теле одинаковым образом действовать может». Поэтому Н.М. Максимович-Амбодик, отвергая шаблонный подход в назначении лечения больному, считал важным и необходимым изучение механизма действия лекарств,, понимание которого является основой их практического применения. В противном случае врач «в самом деле ничего достаточного ни для болящих полезного учинить невозможет». Кроме этого, Н.М. Максимович-Амбодик выступал против излишне сложных лекарственных комбинаций, отдавая предпочтение простым прописям, а также против того, чтобы начинать лечение больного с сильнодействующих средств. «Никогда не следует начинать сильными лекарствами делать то, что легчайшими средствами исправить можно».

Во «Врачебном веществословии» так же, как и в других своих сочинениях, он указывает на то, что для. достижения успеха в лечении необходимо знать свойства как больного организма, так и здорового; причем большое значение в выздоровлении он придает влиянию внутренних сил организма, а не только действию одних лекарств. Такое утверждение Н.М. Максимо-вича-Амбодика о необходимости индивидуального подхода к больному было важным и прогрессивным положением русской медицины второй половины XVIII века.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, www.ruthenia.ru, www.treskunov.ru, studbooks.net, studwood.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий